ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА     НАШИ КОНТАКТЫ    

объявления

новости

Майкла Мура включили в совет правления Американской киноакадемии
Как пишет The New York Post, Мур, не скрывающий своих левых политических убеждений, пробудет в совете управляющих три года.
Театральный режиссер Василий Бархатов снимает историю страсти на фоне ядерной энергетики
РГ : Василий, многие режиссеры говорят о том, что снимать кино невозможно.
Трехмерный "Салют". Новый цифровой кинотеатр появится в Минске
Не исключено, что в 2011 году в Минске могут быть открыты еще два цифровых кинозала.
Международный кинофестиваль "Ласточки России" откроется в Екатеринбурге
На предыдущих фестивалях были представлены фильмы со всех регионов России, а также из стран ближнего и дальнего зарубежья.

реклама



1929. Аллилуйя

1929. Аллилуйя
Кинг Видор

Заглядывая в черную душу
Картина варварская, загруженная до невозможности брутальным спиритуализмом и эротикой, «Аллилуйя» предстает как разгульный клич звукового кино: эхо этих первобытных криков будет раздаваться еще очень долго.

Сюжет
Миссисипи. Маленькая плантация хлопка, принадлежащая неграм. Урожай в этом году отменный; Зек со своим братом Спанком едут продавать его в город. Там Зек увлекается танцовщицей кабаре по имени Чик и, желая ее поразить, проигрывает в кости все вырученные от продажи хлопка деньги. Это заканчивается потасовкой, в результате которой убивают Спанка. Чтобы загладить свою вину, Зек становится пастором. Отныне он собирает на свои проповеди восторженные толпы. Но опять появляется Чик, и Зек снова попадает под влияние ее чар. Она вероломно обманывает его, он убивает ее сутенера. Зека судят, он отбывает свой срок и возвращается в лоно семьи, где его ждет верная невеста Мисси Роз.

О фильме и его создателях
Кинг Видор провел свое детство в Техасе среди цветного населения. Он хотел снять фильм, в котором играли бы одни негры: «Откровенность и ярость их религиозного самовыражения, говорил он, увлекали меня так же, как и их сексуальная жизнь». Осененный успехом своих немых лент («Большой парад», «Толпа»), он сумел склонить к совместному производству продюсеров, относившихся к этой идее довольно скептически. Сюжет был лишь поводом для описания негритянской общины, ее обычаев, фольклора и, особенно, музыки. Что и привело к настоящему фестивалю гимнов, блюзов и негритянских спиричуэлс («Waiting at the end of the Road», «Old time Religion» и т. д.), исполненных — под фонограмму — талантливыми хорами, например «Dixie Jubilee Singers». Впрочем, некоторые сцены праздничных литургий превращаются в настоящий или наигранный коллективный психоз, из-за чего фильм обвинили в скрытом расизме. Но более уместно говорить о сказочном хэппенинге, который отмечает, трезво или субъективно — это можно трактовать по-разному — вездесущая камера. Здесь нет ничего общего с отеческой опекой, как в «Зеленых пастбищах» (1936).
Кинематографическое мастерство проявляется и в немузыкальных эпизодах (драка в кабачке, погоня в болотах), что делает из «Аллилуйя» не только превосходную музыкальную драму, но и настоящий шедевр звукового кино. Он ни в чем не уступает снятой позднее и с большими возможностями картине Стивена Спилберга «Пурпурный цвет».

«Видор сумел выразить в поразительных образах настоящую мистику, мистику, которая присутствует как в приступе истерии, так и в любовном угаре или религиозном экстазе».

Мишель Лейрис

Hallelujah
Сцен.: Ванда Тучок, Ричард Шэйер по идее Кинга Видора. Реж.: Кинг Видор. Оп.: Гордон Эйвил. Муз.: Ирвинг Берлин. Произв.: М.Г.М. (Кинг Видор, Ирвинг Зэлберг). 109 мин. Исп.: Дэйниэл Л. Хэйнз (Зек), Нина Май Мак-Кинни (Чик), Уильям Фонтэйн (Хот Шот), Виктория Спайви (Мисси Роз).